Яндекс.Метрика
Начинающийся постапокалептический пейзаж.
Начинающийся постапокалептический пейзаж.

Предисловие

     Как любительницу фантастики, тема постапокалептических пейзажей и брошенных городов не раз посещали мою богатую фантазию. К тому же, давно и настойчиво зреет мысль побывать с экскурсией в заброшенном городе Припять. Хотя зачем далеко ходить, когда почти в самом сердце Уральских гор, на их восточном склоне есть городок с загадочным названием Карабаш.

Автомобильный знак
Автомобильный знак "Карабаш" говорит, что мы уже совсем близко к намеченной цели.

     Неофициальное название самого грязного города в мире прочно закрепилось за этим небольшим, всего лишь немногим больше 12 тысяч жителей населением, причем из года в год это количество уменьшается.

     Итак, отпуск мой был в самом разгаре. Живописнейшие уральские ландшафты  манили своими природными заповедниками, подзадоривая на покорение своих горных вершин и знакомство с челябинскими достопримечательностями.

     В один июньский хмурый вечер идея посетить Карабаш переросла в действие. Прикинув расстояние в каких-то 55 километров от Миасса, городка, в котором мы временно разместились, прыгнули в машину и отправились в дорогу.

     И до сих пор с "мурашками" по коже и с содроганием вспоминаем эту поездку.

Живописнейшие уральские ландшафты сменились на голую высохшую землю и...
Живописнейшие уральские ландшафты сменились на голую высохшую землю и...
...горы-отвалы-
...горы-отвалы...
...черной безжизненной отработанной руды.
...черной безжизненной отработанной руды.

Дорога

     Всего около 55 километров от Миасса, чуть больше 80 от Златоуста, чуть меньше сотни километров от Челябинска, и желание получить жутковатые снимки на фоне умирающей природы, дымящихся труб завода и выжженных кислотными дождями гор станет реальностью.

Четкая граница между
Четкая граница между "жизнью" и "смертью".

     Дорога к городку, как и во многих местностях нашей огромной Родины, «не очень», и это мягко сказано. Проходит через ухабы, ямы и редкие асфальтовые заплаты, то и дело заставляя сбавлять скорость практически до нуля. Но при этом с самого начала и до окончания путешествия удивило оживленное движение в обе стороны.

Дорога к городку.
Дорога к городку.

     И вот уже нестандартность пейзажей подсказывает, что город вот-вот появится перед нами. Огромные терриконы – ядовитые отвалы последствий добычи и переработки меди, отравленные реки оранжевого цвета, по составу более чем в 500 раз превышающие содержание вредных веществ, выжженная земля… и поднимающийся в самое небо дым от труб медеплавильного завода…

     Печально знаменитый медеплавильный завод и является причиной данного экологического бедствия.

Террикон.
Террикон.
Отравленные реки...
Отравленные реки...
...оранжевого цвета.
...оранжевого цвета.
Загрязненные водоемы.
Загрязненные водоемы.
Медеплавильный завод.
Медеплавильный завод.

Карабаш. Прошлое и настоящее

     В настоящее время медеплавильный завод является градообразующим предприятием, на котором работает каждый пятый житель Карабаша. Завод открылся в 1910 году, в то время он был оснащен самым передовым оборудованием. Но медное производство осуществлялось поистине варварским образом – из 100 кг медной руды вырабатывали лишь 1 кг меди. Именно из-за этого город начал утопать в ядовитых черных отвалах. Отсутствие очистных сооружений на заводе привело к заражению местной реки Сак-Елга, превратив ее в желто-бурую зловонную жижу...

Здание, построенное до революции 1917 года.
Здание, построенное до революции 1917 года.
Постройки времен СССР.
Постройки времен СССР.
Фрагмент ушедшей эпохи.
Фрагмент ушедшей эпохи.

     Десятилетиями завод отравлял вокруг себя пространство выбросами производных свинца, мышьяка, цинка и самой меди. А выделяемый сернистый газ, соединяясь с водой в круговороте веществ, и по сей день проливается на землю кислотными дождями…

     Умирала растительность, безжизненные горы превращались в черные скалы. Листва деревьев, не дожив и до середины лета, становилась по-осеннему выгоревше-желтой... У местных жителей погибал урожай…

     Экологическая ситуация привела к закрытию градообразующего завода в 1989 году на целых 10 лет. Оставшееся без работы население с отметки в 50 тысяч снизилось до 12-15 тысяч проживающих. Экологический кризис породил экономический.

Листва деревьев, не доживает...
Листва деревьев, не доживает...
...до середины лета.
...до середины лета.
Экологический кризис - порождение экономического.
Экологический кризис - порождение экономического.

     Рядом стоящие дома расселили — хоть каким-нибудь мало-мальским образом власть догадалась защитить десятилетиями умирающих от смертельной близости жителей. Санитарно-защитная  зона превратилась в брошенные пустующие кварталы домов… в зону города-призрака...

Брошенные пустующие кварталы домов.
Брошенные пустующие кварталы домов.
Безлюдные улицы.
Безлюдные улицы.
"Глазницы" пустых окон.
Безмолвие стен.
Безмолвие стен.
Город-призрак.
Город-призрак.

     За десять лет завод модернизировали, и уже в 1999 году он возобновил свою работу…

     Мертвые кварталы находятся не только по окраинам города и в непосредственной близости к заводу. Целые улицы брошенных, разваливающихся частных деревяшек и каменных многоквартирников перемежаются с редкими жилыми домиками местных жителей. Встречались дома, в которых из двухэтажного обветшалого дома «обитаемой» была одна-две квартиры. Рядом с выбитыми и заколоченными окнами, подпертыми бревнами дверями подъездов, словно бельмо иногда виднелся пластиковый стеклопакет и спутниковая антенна живущих... И эта «заброшенность» повсеместная.

Многоквартирный деревянный дом.
Многоквартирный деревянный дом.
Обитаемая квартира в заброшенном доме.
Обитаемая квартира в заброшенном доме.
Здание бывшей городской библиотеки.
Здание бывшей городской библиотеки.

     Через нынешний центр города мы проехались по центральной городской дороге. Что удивительно, несколько магазинов «Красное и белое» органично смотрятся на фоне общего неблагополучия. Отделение банка, сад, школа, аллея, аптека, церковь... и даже парочка новеньких трехэтажных домов представляют собой местную инфраструктуру. И, несмотря на опасное производство, в городе вместо полноценной больницы, по сути, имеется только здравпункт. При этом жители предпочитают следить за своим здоровьем, в противном случае инфарктников и инсультников везут по вышеописанной дороге в ближайший Миасс...

Общественная городская баня. Работает один раз в неделю.
Общественная городская баня. Работает один раз в неделю.
Полностью монолитное бетонное здание, без армирования. Следы опалубки отчетливо видны на стенах. Уникальное, в своем роде, строение.
Полностью монолитное бетонное здание, без армирования. Следы опалубки отчетливо видны на стенах. Уникальное, в своем роде, строение.
Еще одна
Еще одна "сетка" окон, на этот раз не настолько мрачная...
Фрагменты разрушений здания.
Фрагменты разрушений здания.
Удивительно, но при таком износе фундаментов здание еще стоит.
Удивительно, но при таком износе фундаментов здание еще стоит.
Об инженерных коммуникациях можно и не вспоминать. Где люди берут питьевую воду, можно только догадываться...
Об инженерных коммуникациях можно и не вспоминать. Где люди берут питьевую воду, можно только догадываться...
Фотография на память на фоне
Фотография на память на фоне "графских" развалин.

Воздух

     Обязана эту тему описать отдельным пунктом. Часа через два после пребывания стало тяжело дышать. И это ощущение никак нельзя назвать плодом самовнушения, повышенной чувствительности или богатой фантазии. Кто-то в своих впечатлениях делится сравнением про пачку выкуренных сигарет. Для меня вспоминается ощущение особой «плотности» вдыхаемого воздуха. И черный юмор, что такую атмосферу можно еще и руками при желании потрогать. Страшно представить, что для бедного местного населения это норма жизни.

Одна из труб завода.
Одна из труб завода.
"Выход в город".
"Вчера" еще здесь жили люди...
От многих строений не осталось практически ничего.
От многих строений не осталось практически ничего.
Хозяйственные постройки самые
Хозяйственные постройки самые "слабые" и быстрее "уходят из жизни".

     Прошел легкий грибной дождь, и запах прелой, мокрой, годами не убираемой листвы смешался с легкими последождевыми испарениями теплой земли. А тем временем, из трубы завода начал подниматься желто-фиолетовый дым. И как только люди живут здесь годами?...

Безысходность, или для кого-то Карабаш – родной город…

     Будто бы пережившие ядерную катастрофу улицы, руины мусора и развалины гнилого дерева, бетона и арматуры, брошенные дома уехавших десятков тысяч жителей раскинулись между горами Карабаша. С предельно изношенной инженерной инфраструктурой город справиться не в силах. Экологические проблемы из года в год только ухудшаются. В прессу периодически попадает информация о том, что вредные выбросы в атмосферу в сотни раз превышают «бумажные» официальные данные. Смешные цены на недвижимость, обеспечивающие естественный прирост населения, не в силах мериться с постепенным опустением города-призрака. Все, кто хоть куда-то может уехать — уезжают. Тем, кому некуда податься — остаются выживать.

Здание бывшего городского кинотеатра.
Здание бывшего городского кинотеатра.
Здание Управления внутренних дел.
Здание Управления внутренних дел.
Природа с годами отвоевывает назад свою территорию.
Природа с годами отвоевывает назад свою территорию.
Фотография на память - это уже традиция !
Фотография на память - это уже традиция !
Двери и окна, к сожалению,
Двери и окна, к сожалению, "в никуда" и "из ниоткуда".
Оконная перспектива.
Оконная перспектива.
Одинокий голубь на окне...
Одинокий голубь на окне...

     Я смотрела на этот внеземной город молчаливого ужаса, и в разбросанных от увиденного мыслях бунтовало одно «НО»: моя по праву великая страна помогает многим - Эквадору, Сирии, Палестине, Киргизии; делает финансовые вливания в Крым, воюет с Украиной, проводит спортивные олимпиады и конкурсы Евровидения. И на это у нашего правительства находятся финансовые возможности. Обклеенные предвыборными листовками карабашские дома наводят на мысль, что где-то в правительстве все-таки знают о существовании этого городка. Видимо, просто наши люди нашей страны не очень-то и нужны этой самой стране…

Еще одно интересное здание. Каждая квартира когда-то имела свой собственный выход на улицу.
Еще одно интересное здание. Каждая квартира когда-то имела свой собственный выход на улицу.
Памятник В. И. Ленину, побелен совсем недавно.
Памятник В. И. Ленину, побелен совсем недавно.
Людей нет, а адрес есть...
Людей нет, а адрес есть...
Крыши домов прогнулись под тяжестью лет.
Крыши домов прогнулись под тяжестью лет.
Воздух особой «плотности»...
Воздух особой «плотности»...

     Надпись «Спаси и сохрани» не без оснований размещена на поклонной горе. И действительно, местному населению, добывающему ценой своего и своих детей здоровья медь для всей страны, кроме как на Божью помощь, больше не на что рассчитывать…

Автор статьи: Алена Силина.

Автор фотографий: Денис Силин.

Фотографии сделаны на камеру мобильного телефона.